II. УЧЕНИЧЕСТВО
gl2.gif (10600 bytes)

     Примерно в 1366 году Стефан приехал в Ростов и поступил послушником в монастырь св. Григория Богослова. В то время обитель эта была, пожалуй, самым выдающимся просветительским центром на Руси. Здесь была огромная библиотека рукописных книг на церковно-славянском и греческом языках, среди братии было много высокообразованных монахов, сам настоятель игум. Максим был из греков, приехавших на Русь нести просвещение. В Затворе (так называли этот монастырь) юного послушника постригли в монахи с именем Стефан. Видя в иноке любовь к умственным занятиям и способность к великим подвигам епископ Ростовский Арсений посвятил его во иеродиакона.
     Стефан пробыл в Затворе 10 лет. Там он учился как восточным языкам, так и Богословию – под руководством св. митрополита Алексия. Одновременно с ним подвизался в Ростовском монастыре и будущий его жизнеописатель Епифаний Премудрый. Вот что писал он впоследствии в «Житии» об этих годах их юности, о том, что видел своими глазами:
     «Стефан имел обычай внимательно прочитывать то, что читал в книге, и нередко замедливал чтение ради понимания, – пока до конца, по-настоящему не уразумеет слова каждого стиха, что они значат, и тогда растолковывал их. Ибо с молитвой, молясь, он сподоблялся разума. И если видел он человека мудрого и книжного, или старца разумного и духовного, то задавал ему вопросы, беседовал с ним, у него поселялся, и ночевал, и утреневал, расспрашивая о том, что старался скорее понять. И смысл притчи не ускользал от него, и он его растолковывал, и «неудобоведомое взыскаемо бе и уведаемо...»
     Какой добрый пример для всех наших учеников!
     По слову апостола «внимай чтенью, ученью и утешенью» (1 Тим.4, 13), Стефан не только читал книги, учился у старцев, но и подвизался в молитве. По свидетельству Епифания, он прежде всех приходи в храм на службу и последним уходил. Остальное же время, свободное от ученья и молитвы, посвящал трудам: «Непразден же присно пребываше, но делаше рукама своима всегда трудолюбне. И святыя книги писаше хитре, и гораздо, и борзо. И послушьствуют книги его многия яже и по сего дни...»
     В Затворе Стефан в совершенстве изучил греческий язык и мог читать Евангелие в подлиннике. В те же годы он начал составлять пермскую азбуку, чтобы перевести Слово Божие на пермский (зырянский) язык. Уже тогда по Господнему произволению он готовился к апостольскому подвигу.
     Чтобы лучше ознакомиться с зырянами и их языком, Стефан отправился из Ростова на родину в Устюг. Побыв здесь некоторое время, поехал в Москву – за благословением. Там его приняли неоднозначно.

(см. на карте III)