IV. ИДОЛОПОКЛОННИКИ

gl4.gif (7828 bytes)

     Первые, кто встретил Стефана на зырянской земле, были деревянные языческие идолы. Они стояли по берегам реки Вычегды и на лесных тропах. Это были изображения соболей, куниц, белок и других зверей. Местные охотники приносили им жертвы – «делились добычей». Было много разных суеверий, например, убитому медведю охотники выбивали зубы и отрезали когти, голову его хоронили с определенными церемониями. Считалось, что без этого обряда медведь может ожить. Владыкой леса у них было существо, которого называли по-разному: «ворса» (лесной), «гонапель» (волосатое ухо), «вор-айка» (лесной свекор), «чукля» (кривой), «ыджыд» (большой) и др. «Владыка леса» появлялся людям в виде ветрового смерча или оставался невидим. Мог он принять образ и простого человека, родственника или знакомого, или великана. Еще в их лесу «обитал» некий Яг-морт – огромный, заросший шерстью человек. Сохранилось много преданий, в которых рассказывается, как яг-морт терроризировал целые округи, утаскивая из деревень людей, часто женщин. В одной из таких легенд повествуется, что «Стэпан» (Стефан Пермский) победил яг-морта, пустив в него «заколдованную» стрелу.
     Среди божков у зырян особо почитался «войпель» («вой» – ночной, «пель» – ухо), его образу – деревянному истукану – приносились жертвы. Были и богини: Йомала (хозяйка лесных животных) и Зарни-ань (Золотая баба: «зарни» – золото, « ань» – женщина). Что касается последней, то золотой ее называли не потому, что она была сделана из золота. Сделана она была из камня в форме бабы с двумя детьми на руках (или на коленях) и находилась далеко от зырянской земли – где-то за Уралом, по некоторым упоминаниям, в устье реки Обь. Зыряне «паломничали» туда, принося ей дары. Каменная баба была вся увешана золотыми украшениями, поэтому-то ее называли «золотой».
     Помимо грубой демонологии у зырян было еще и некое странное представление о едином великом Духе, создателе неба и земли. Язычники считали, что этот Создатель живет на небесах и печется только о надзвездном мире. Люди будто бы недостойны обременять его своими просьбами, а должны обращаться к чадам его – духам и идолам, в чье ведение отдана земля. Это невидимое и непостижимое Божество древние зыряне называли общим именем «Ен» (нынешние православные коми и сейчас называют этим именем Бога Отца). Было у язычников-зырян и понятие о бессмертии души, о наградах и наказаниях в будущей жизни. Многие из них верили в «орта» – как бы двойника человека. Это очень редкостное верование. У соседних, родственных коми, народов оно почему-то не зафиксировано. Зыряне считали, что «орт» после смерти человека должен вновь обойти все пути-дороги умершего, как бы заново прожить его жизнь. Если взглянуть на это с христианской точки зрения, то «орт» – кающаяся душа человека, которая вспоминает свои грехи и заслуги перед Судом Божиим.
     Казалось бы эти проблески духовности должны были помочь в христианизации зырян. Но было наоборот – они стояли камнем преткновения в понимании истинного Бога. Принимая православие, зыряне между тем упорно верили в существование «орта», так что у них было теперь две души – христианская «лов» и ее двойник «орт». Разубедить их мог лишь такой глубокий и чуткий богослов как св.Стефан. В этих случаях он действовал проповедью, умной беседой. Когда же дело касалось грубых языческих верований, то этот образованнейший человек своего времени, богослов и филолог, искусный иконописец и переписчик книг поступал совсем по другому: он... ломал и сжигал идолов прямо на глазах у язычников. По своему это было мудро. Однажды он «отнял» у божка пожертвованные ему беличьи шкурки и отдал Матвейке, ученику из зырян, чтобы тот носил их вместо портянок. Язычники были так возмущены страшным на их взгляд святотатством, что едва не убили миссионера. Матвейка между тем носил новые портянки, языческий бог никого не карал – и зыряне разуверились в его могуществе.

(см. на карте V)